На главную Карта сайта Письмо нам
Главная О хоре Видео Фото Аудио Издания Ноты Контакты

Владимирская икона Божией Матери

Наш храм
Св. Иоанн Дамаскин
История хора
Публикации о хоре
Страница регента
Для хористов
Для родителей
Для друзей и благотворителей
Нужды и проекты
Архив
Дипломы и грамоты
Диалоги
+ КРАТИМА +
История хора

История хора от его создания до 2001 года.

  Рассказ регента Ирины Валентиновны Болдышевой

 

1990 год. Первые воскресные школы. Ничто не казалось таким важным, как чтобы дети пришли в Церковь.  И Бог благословил. Семи-, десяти- четырнадцатилетние – они пришли. С открытыми сердцами, готовыми возлюбить Истину, которую предчувствовали обрести.

Это были годы изобильного благословения. Трудностей не существовало: была радость преодоления трудностей. В церкви нашей только начинали возобновляться Богослужения, шли реставрационные работы.

Заниматься было негде. Начинали прямо в храме, в правом еще не возобновленном приделе святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

«Царю Небесный», глас шестый… Петербургский ноябрь…15 минут пения после уроков Закона Божия, которые проводил отец Николай Беляев.

Вскоре перешли в трапезную, приобрели инструмент. Детям так хотелось петь, что стали собираться отдельно: два раза в неделю по два часа. Одна спевка сводная, и одна – с каждым из голосов. Осваивали трехголосный обиход.

«Новенькие» приходили в течение всего года. Независимо от музыкальных дарований принимались все, хотя обстоятельные прослушивания, дающие ребенку почувствовать важность происходящего, обязательно устраивались. Страшно было не пустить ребенка, идущего ко Христу, только потому, что у него недоставало слуха, ибо церковное пение – это поистине дверь, ведущая ко Христу.

В отношении возраста состав – всего около 60 человек – был самый пестрый. Но это не мешало: зачастую познания о жизни в Церкви у семи- и четырнадцатилетних были одинаково малы. Постепенно возникало живое чувство большой семьи.

Старались пению обучаться усердно, но необходимостью выполнения профессиональных задач себя не сковывали, если чувствовалась потребность в беседе – времени на нее не жалели, а она чувствовалась почти на каждой спевке.

Впервые пели за Божественной службой в одну из воскресных Всенощных после Пасхи.

Нас благословили стоять на солее, и дети, оказавшись там впервые, растерялись настолько, что забыли смотреть на регента. «Воскресение Христово видевше…» получилось так медленно, жалостливо и долго, что диакон о. Андрей Ермошин едва смог удержать на поднятых руках тяжелое напрестольное Евангелие.

В июне отправились в первое паломничество в Псковские земли. Жили в Изборской крепости. Понемногу пели за каждой службой. Не забыть благодатный сумрак и таинственную строгость каменной Никольской церкви, поющих 80-летних старух, когда-то с вилами отстоявших свой храм, ледяные струи двенадцати святых источников-водопадов и белых лебедей Изборского озера...

По цветущим лугам, радуясь каждому колокольчику и каждой овечке, ходили на престольный праздник в село Малы к преподобному Онуфрию Мальскому. Спели что-то совсем простое – тропарь, величание, ектении. Так было радостно величать преподобного под прохладными каменными сводами его церкви, пить из источника, бьющего прямо из-под алтаря.

И вот – древняя Печерская обитель. Вечерняя неспешная монастырская исповедь. В 5 утра – Литургия в Сретенской церкви, переполненной молящимися. В какой-то неземной тишине поем «Иже херувимы…». Я знаю, что в каждом детском сердце запечатлелось это мгновение.

Паломничество заканчивалось, но расставаться не хотелось – так пережитое вместе сроднило всех.

Этим же летом белой ночью теплоходом отправились на Валаам, где и спели целиком первую свою Литургию в день иконы Божией Матери «Троеручицы». Это было в первые годы возрождения монастыря. Особая радость, особая благодать. Дивные откровения северной природы. Ночные службы, о которых возвещал удар огромного колокола. Для многих детей – расцвет первой любви к Богу. Каждодневные послушания. Радость общения с братией. Познание себя.

Спали на узких прилавках только что съехавшего из помещения бывшей Никольской церкви магазина, один над другим, остальные – на полу. Пешком ходили во Всехсвятский скит, тогда реставрировавшийся, и там проводили спевки. Ходили и к дальним скитам.

Впитывали, вслушивались сердцем, вдумывались. Как много было тогда дано…

По несколько раз в день бегали поклониться преподобным отцам Сергию и Герману…

Так мы начинали.

Седьмого ноября 1991 года первый раз полностью пели Литургию в храме Владимирской иконы Божией Матери. Это был день возвращения нашему городу имени святого апостола Петра.

Летом 1992 года снова ездили на Валаам, весной – в благословенную Оптину Пустынь. Всюду пели, трудились на послушаниях, много бывали в церкви. Помнят дети живыми и блаженной памяти оптинских убиенных иноков Трофима и Ферапонта.

«Новенькие» все прибывали. Почти каждый год возникали новые группы, постепенно они стали разделяться по возрасту. Из этих подготовительных групп пополнялся основной состав, поющий за Богослужениями. В основной состав хотели попасть все, но перевод осуществлялся по мере утверждения в церковной жизни, певческой готовности и, главное,  - в зависимости от серьезности их желания приобщиться к этому служению, так как не всегда полезно напоять прежде жажды.

В своем храме мы стали часто петь ранние Литургии. Великим постом – Литургию Преждеосвященных даров, которую всегда ждали с особенным чувством, и каждая помнится детьми до сих пор.

Всегда радовался детскому пению владыка Иоанн (Снычёв), Митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский, который был настоятелем нашего храма.

В те годы небольшими составами мы много ездили помогать пением в отдаленные приходы, в которых еще не устроилась клиросная жизнь. Часто нужно было петь после ночи, проведенной в пути. Это было время, когда дети познавали, какие утешения ожидают ищущих искренне послужить Господу, и как вознаграждается даже малое усилие на этом пути.

После того, как трехголосный обиход был освоен, нам захотелось тихого, сокровенного пения, и мы обратились в глубь веков, к древним знаменным распевам и распевам византийской традиции.

Первая же выученная ектения так полюбилась детям, что они не хотели расходиться после спевок и пели ее снова и снова.

Достойно удивления, как дети сразу  почувствовали духовную подлинность древних распевов и как глубоко отозвались на их сокровенную красоту.  Но красота эта в своей полноте могла открыться только в богослужении, и вот в 1994 году целиком знаменным распевом (по «топорикам») спели мы две ночные службы на престольных праздниках Рождества Пресвятой Богородицы и Крестовоздвижения в селе Сомино. Обе всенощные, соединенные с Литургией, начинались в полночь. Наутро, весьма позднее, в ожидании праздничной трапезы дети разбежались играть вокруг церкви.

Потрясение было общее: усталость почти не чувствовалась. Тогда первый раз возникло у нас предположение, впоследствии неизменно подтверждавшееся: в самих распевах таится молитвенная энергия, которая «держит» и певчего и молящихся и уберегает от расслабления. То, что мы подразумеваем, говоря: «намоленная икона», всецело можно отнести и к древним распевам. Сколько боголюбивых сердец за многие века напитали их своей живой молитвой!

Услышав звуки этого сладчайшего гласа, мы уже не могли ему не следовать, а последовав – не перестаем радоваться и благодарить Бога. Много открытий ожидало нас на этом пути, главное из которых, что древнее богослужебное пение, совокупно с канонической иконописью – это школа молитвы – безценный святоотеческий дар веков расцвета христианства нашему времени.

В этих распевах трогательно проявляется забота Матери-Церкви о том, чтобы ни одно слово Божественной службы не было потеряно для нашей души, чтобы мы не ушли с этого пира веры – голодными.

Драгоценным каменьям святоотеческих молитвословий распев давался подобно изящной оправе, в которой они ярче сияли неземным отсветом красоты и правды, чтобы мы не могли оторвать от них своего внутреннего взора.

Все молившиеся за этими службами свидетельствовали то же, что пережили мы сами: слова молитв, даже знакомые, открывают свою новую глубину, новую меру смысла. Как будто снимаются покровы нечувствия, слова молитв постигаются сердцем, остаются в памяти. Сами собой рождаются благоговейное внимание, страх Божий и радость трепетного Ему предстояния.

Тогда приоткрылось, какое сокровище для воспитания таит в себе завещанная нам из времен преподобных отцов Иоанна Дамаскина, Антония и Феодосия Киево-Печерских, Сергия Радонежского и Кирилла Белоезерского процветшая несколькими ветвями церковно-певческая традиция.

Особое богатство таит в этом отношении подробное изучение знаковой системы древнерусского пения, где каждый знак сообщает певчему не только как его исполнить,  но и некую лично к поющему обращенную духовную заповедь. Например: крюк простой – крепкое ума блюдение от зол; статия простая – срамословия и суесловия отбегание; статия мрачная – за целомудрие душевное и телесное крепкое страдание;  осока – отгребание от всякого зла всем сердцем и мыслию.

Ничто, привнесенное в Церковь, это земное Небо, и в Богослужение, не оставалось неосмысленным духовно, будь то в певческом искусстве, иконописи или орнаменте. Высшей целесообразной красоте стремились подчинить даже такие практические элементы, как графическое начертание певческого знака или движение руки управляющего хором.

В византийской традиции существовали указания на то, как хирономировать (показывать рукой) различные невмы (певческие знаки). Например: куфисма – по знаку облака, осеняющего Господа в Преображении; петастон – показывает руку Ангела, говорящего пастухам: «Идите в Вифлеем и найдите дитя, завернутое в пеленах. Это Христос – Бог ваш»;  кратима  – показывает руку Иоанна Крестителя, удерживающего ее и говорящего: «Вот Агнец Божий»;  элафрон – показывает знак руки Господа, отламывающего хлеб и передающего его ученикам.

Не касаясь вопроса  о том, каким образом все это находило реальное воплощение, отметим лишь, что прикосновение к такого рода красоте способно оставить глубокий след в юной душе.

И вот перед детьми открылся безбрежный океан святоотеческого церковно-певческого наследия, смиренная мытарева молитва древних распевов, которые умаляют себя до одноголосия, чтобы слово могло расти в наших сердцах.

Однако вскоре же стало понятно, что древнее пение предъявляет высочайшие требования к звуку, и не только потому, что малейшее нестроение, которое в многоголосии успешно прячется за гармоническую вертикаль, в одноголосии обнажается.

Выразительность древних распевов не собственно музыкальная, но умная, словесная; в них природа музыкальная предельно растворена словесной, почему и понять их правильно невозможно, не вникнув глубоко в смысл слова.

Чтобы исполнить те требования, о которых говорят древнерусские певческие азбуки XVI – XVII веков по отношению к каждому знаку (параклит – возгласити светло и сановито, статия – постояти, и т.д.: выгнути, голкнути из гортани, дрогнути, потянути…) и которые всегда обусловлены смыслом слова, необходимо такое гибкое и искусное владение голосом, такое естественное и удобное звукоизвлечение, такая артикуляция и такое владение певческим дыханием, что впору было и руки опустить. Но дети уже знали, ради чего стоит поднимать этот труд, и их искренняя готовность и желание петь за Божественной службой древними распевами поддержали меня перед непомерностью задачи и долговременностью ее исполнения.

Началась многолетняя работа над звуком. В этой работе серьезную помощь мы получили, изучая пение современной Греческой Церкви, которая хранит самую древнюю живую православную церковно-певческую традицию, несущую в себе не только богатство многовекового молитвенного опыта, но и высочайшую культуру певческого церковного звукоизвлечения с его безупречной естественностью, яснейшей артикуляцией и свободой владения голосом в передаче тончайших оттенков молитвенного переживания.

В 1996 году хор участвовал в Пасхальном фестивале, где впервые услышал «живое» византийское пение в исполнении замечательного хора «Мастеров Псалтического искусства» под управлением крупнейшего ученого, профессора Афинского Университета г-на Григория Стафиса. Завязавшаяся дружба продолжается до сих пор, творческие же последствия этой встречи переоценить трудно. Дети были под очень большим впечатлением. Правда, к восприятию этого пения они были подготовлены слушанием звукозаписей. Явилось горячее желание кроме ектений и Пасхального тропаря, которые мы уже пели тогда на греческом языке, и ирмосов Пасхального канона выучить что-нибудь еще. Работе нашего хора очень помогли последовавшие затем мои поездки на Святую Землю и в Грецию и открывшаяся возможность изучать там византийское пение.

В 1996-1997 годах мне довелось переложить для церковнославянского  языка песнопения Литургии и Пасхального канона, вскоре - Всенощного бдения византийской традиции, которые мы с тех пор постоянно поем. Постепенно перелагаются и разучиваются песнопения Праздников, Постной и Цветной Триоди.

Большим утешением было для нас и то, с какой радостью священнослужители и все молящиеся отнеслись к этому пению. Даже самые пожилые наши прихожане приняли его так легко, как будто всю жизнь с ним молились, говоря: «Как покровы с души спадают».

Дух единения, дух благоговения, дух смиренной и вместе дерзновенной и пламенной молитвы, заключенный в византийском пении, глубоко трогает. Особенно утешаются, слыша его, те, кто побывал на Святой Земле, ибо таким  распевом поют у Гроба Господня.

В Троице-Сергиевой Пустыни, в Новодевичьем и Иоанновском (на Карповке) монастырях, на подворьях Валаамского и Коневецкого монастырей,  в Казанском соборе и во многих других местах Санкт-Петербургской епархии, куда нас приглашали после 1996-98 годов, мы пели преимущественно песнопения византийской традиции.

По многим причинам вновь войти в свою родную церковно-певческую древнерусскую традицию нам оказывается удобным через обращение к стоявшей у ее истоков традиции византийской, которая и после происшедших за истекшие века трансформаций не перестает являть для нас неисчерпаемое богатство.

Одна из причин такого обращения связана с выработкой способа певческого звукоизвлечения, обеспечивающего ясное слово, естественность, живость и теплоту интонации, без которых все попытки петь древнерусскую монодию (одноголосие) бывают несостоятельными. Много способствует приобретению этих качеств и пение по невмам (знакам записи византийского богослужебного пения), которое вырабатывает отчетливую и пластичную артикуляцию и меняет само отношение к интонации. В тех монастырях и храмах, где есть расположение переходить от многоголосного пения к столповому знаменному одноголосию, греческие песнопения могут послужить удобнейшим «мостом», поскольку кроме основного голоса в них присутствует исократима (нижний малоподвижный голос) – звуковой символ вечности и созерцательной молитвы, т.е., условно говоря, они двухголосны. Резкий же переход от партесного пения к древнему одноголосию не всех находит подготовленными.

Последние годы византийские песнопения изучаются не только основным составом нашего хора, но и всеми подготовительными группами.

Постепенно хор перерос в настоящую церковно-певческую школу, где на спевках происходит обучение знаменному пению (по крюкам), византийскому пению (по невмам), основам богословских дисциплин. Приглашается преподаватель греческого языка из Санкт-Петербуржского Государственного Университета и преподаватель сольфеджио.

Во всех группах хоровой школы обучается около 200 человек, причем в последние годы приводят больше дошкольников из уже воцерковленных семей. Старшие помогают проводить занятия с младшими, и эта помощь очень существенна.

С 1996 года с программой византийских и знаменных песнопений хор участвовал в ряде концертов, которые проходили, в частности, в Малом зале имени Глазунова Санкт-Петербургской Консерватории и в зале Академической Капеллы имени Глинки.

В 2000 году Митрополитом Санкт-Петербуржским и Ладожским Владимиром по случаю десятилетия хор был удостоен чести носить имя преподобного Иоанна Дамаскина – святого, во имя которого при основании был освящен нижний храм нашего собора (церковь Владимирской иконы Божией Матери стала именоваться собором в мае того же года).

В 2001 году ожидала нас большая радость: будучи приглашены на Патриаршую Рождественскую Ёлку, мы имели утешение впервые спеть Литургию в Троицком храме у мощей преподобного Сергия Радонежского. И многие, многие дети уже понимают, что такие минуты и есть главное в жизни… Пели мы и за службами в Покровской церкви Московской Духовной Академии, затем – в храме Всех Святых, что в Красном Селе, и в Троицком соборе Свято-Данилова монастыря и, наконец, в дни Богоявления – три Литургии в Иоанно-Богословском монастыре Рязанской епархии.

Дети выросли. Хор стал именоваться детско-юношеским, но и доселе, всюду и всегда мы не перестаем  чувствовать над собой милующий Покров Божией Матери, особенно в те светлые дни, когда под сводами родного храма Владимирской иконы Божией Матери имеем благословение петь Литургию.

И вот – многие уже трудятся самостоятельно, мы видим их редко. Сегодня в хоре не много  из тех, кто начинал в благословенном 90-ом. Некоторые стали регентами или певчими взрослых церковных хоров, некоторые – послушниками монастырей. Кто-то трудится на иных местах обширной Божией нивы. Пожелаем им молитвенно всюду работать Господу со страхом и радоваться Ему с трепетом, а обретенное в детском хоре под Покровом Матери Божией Владимирской – не растерять на распутиях жизни, но приумножить во спасение.

В дни Успения 2001 года, 31 августа, переступив порог вечности, ушла от нас светлая душенька – 23-летняя Ксения Кривова, певшая в хоре со дня его основания.  Она родилась в день Введения во храм Пресвятой Богородицы в 1977 году. Имея врожденную болезнь почек, Ксеньюшка приняла безболезненную, непостыдную и мирную кончину, о которой в течение многих лет за каждой петой хором Божественной службой чистым голосом просила: «Подай, Господи». С благословения родителей Владимира и Татианы мы помещаем строки, найденные ими в ее тетради.

Отец мой Небесный, Радость моя, Солнце мое, Счастье мое,

не отринь, не оставь, помоги, Радость моя.

Родной мой и Единственный, Отец Небесный, не отвернись,

Ты бо еси моя Надежда и Упование мое,

Господи, Солнце мое Ясное, Луч Светлый.

Матушка Божия, Родимая моя, Солнышко,

помолись за меня Сыну Своему,  Господу нашему,

Отцу моему Небесному.

Святые православные,

поминайте меня во Царствии Небесном

пред престолом Божиим.

Да позволит Господь мне

пребывать там с вами.

Аминь. 

 

С теплой благодарностью вспоминаю  дорогую Таисию Георгиевну Волкову (+ 14.11.2000 г.), уникального вокального педагога, открывшего мне многие тонкости певческого искусства.

Огромной поддержкой в деле вопитания и обучения детей было мне неизменное доверие,   ключаря нашего собора протоиерея Владимира Фоменко (+ 10.08.2009 г.). Я всегда ощущала его отеческое участие и любовь.

Сердечно благодарю протоиерея Николая Беляева, который много лет назад своей настойчивостью и добротой превозмог мою нерешительность начать неведомое дело создания детского хора; все храмы и монастыри, принимавшие нас с любовью; всех священнослужителей и старосту нашего собора Ивана Сергеевича Раевского, а также всех, чьи имена знает Господь, за таинственную и безценную молитвенную поддержку и всякую помощь.

 Регент хора Ирина Валентиновна Болдышева, 2001 год.

 

 

ПОЮ БОГУ МОЕМУ ДОНДЕЖЕ ЕСМЬ

ОТ РОЖДЕНИЯ ДО СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ

Детско-юношеский хор при Соборе Владимирской иконы Божией Матери был основан в ноябре 1990 года, вскоре после возобновления в храме Богослужения. Открывающейся воскресной школе был нужен преподаватель церковного пения, и о. Николай Беляев, ныне протоиерей Свято-Иоанновского монастыря на Карповке, тогда – недавно принявший рукоположение иерей Владимирской церкви, пригласил для создания хора Ирину Валентиновну Болдышеву, окончившую Санкт - Петербургскую консерваторию по классу композиции и органа.

Этому предшествовало тихое, но много определившее событие: архимандрит Псково-Печерского монастыря батюшка Иоанн Крестьянкин дал будущему регенту хора неожиданное благословение – заниматься в церкви с детьми.

В первые же месяцы в хоре под Покровом Божией Матери Владимирской собралось около 60 детей от 6 до 14 лет. Постепенно осваивали обиход, и в Пасхальные дни первого учебного года впервые пели за Богослужением.

Светлейшая радость служения Богу пением, участие в Богослужении, Евхаристии воодушевляла хор к усердной работе над песнопениями, ко многим ближним и дальним паломническим поездкам с почти каждодневным пением за Божественной службой. Драгоценна память о первых таких паломничествах: Валаам, Оптина пустынь, Псков, Изборск, Печоры, Сердоболь, Сомино …

В 1997 году хор делает свою первую запись – аудиокассету «ВЗОШЛА ЗВЕЗДА ЯСНАЯ» с рождественским колядками, которая и по сей день согревает сердца слушателей (к празднику Рождества Христова в  2007 года эта запись была переиздана на компакт-диске).

Уже тогда отмечалось особое звучание, присущее хору. Это связано с тем, что регент хора в течение восьми лет занималась у прекрасного вокального педагога Таисии Георгиевны Волковой (+2000г.), перенимая старую, почти утраченную вокальную школу естественного пения на дыхании, и  применяла ее в работе с детьми. Одним из достоинств этой школы является ясно произносимое слово, что особенно важно в церковном пении, а также теплота и искренность интонирования, проникновенная простота.

Постепенно хору стал таинственно приоткрываться мир древнего церковного пения. Первые же выученные византийские (заимствованные из звукозаписей) и древнерусские песнопения покорили юные сердца своей молитвенной красотой.

В 1996 году на VI Международном Пасхальном фестивале, проходящем в Санкт - Петербурге, произошла встреча детского хора с замечательным греческим хором "Мастера псалтического искусства" и его выдающимся руководителем, мелургом* и ученым-византологом Григорием Стафисом. Это общение было первым опытом слушания живой (не в записи) византийской церковной музыки и произвело неизгладимое духовное впечатление на юных певчих.

 С 1998 года регент хора Ирина Валентиновна Болдышева стала преподавать знаменное пение в Санкт - Петербургской консерватории на недавно открывшейся единственной в России кафедре древнерусского певческого искусства, много работать с древними певческими рукописями, готовя материал для студентов.

Два этих события привели к тому, что перед хором на новой глубине раскрылась  нетленная красота древнего Богослужебного пения, завещанного нам святыми отцами Церкви и нашими благочестивыми предками как драгоценный кладезь живой молитвы.

 С большой интенсивностью регент хора начинает делать расшифровки и переложения для церковнославянского языка византийских песнопений,  во время поездок в  Грецию и Святую Землю изучает византийское пение, встречаясь с замечательными греческими протопсалтами, хранителями самой древней живой православной певческой традиции.

Дети с большим желанием осваивают древнее пение: припав однажды к этому чистому, неиссякаемому источнику, трудно пожелать другого, ведь в этих канонических распевах сокрыто безценное живое Предание Церкви, и чувствует душа, что прикасается к великому богатству, что поучается в них единому на потребу.

Все дальнейшие труды и паломнические поездки хора воодушевлены еще одной духовной задачей: знакомить православных людей с истоками их духовной культуры – с византийской и процветшей на ее стволе древнерусской церковно-певческой традицией.  Древним распевом всенощные и Божественные Литургии  хор поет в Москве, Троице-Сергиевой Лавре, Иоанно-Богословском монастыре под Рязанью, Полоцком Спасо-Евфросиниевском, Стефано-Махрищском  и Николо-Сольбинском монастырях, на Валааме, Соловках и Анзере, в Ростове Великом, Оптиной пустыни и Калуге, в монастырях и храмах Польши, Сербии и Черногории, на Святой Земле: у Гроба Господня, в Горнем монастыре и  монастыре Креста в Иерусалиме, в Вертепе Рождества Христова в Вифлееме, в Капернауме, в монастыре великомученика Георгия Победоносца в Лидде в самый день праздника святого, в Лавре Харитона-исповедника, на вершине горы Синай.

Когда в 2000 году хору исполнилось 10 лет, митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Владимир удостоил его чести носить имя преподобного Иоанна Дамаскина,** которому был изначально посвящен центральный алтарь нижнего храма церкви Владимирской иконы Божией Матери.

 Вот уже 15 лет, как помимо основного состава хора существуют подготовительные группы, образующие в совокупности Церковно-певческую школу преподобного Иоанна Дамаскина при Соборе Владимирской иконы Божией Матери. В ней воспитываются и обучаются древнему церковному пению более двухсот учеников. Хор много поет за Богослужениями.

В 2003 году хор стал обладателем специального приза Международного фестиваля «Гайновские дни церковной музыки» (Польша).

В серии "Песнопения византийской традиции" хором записаны два компакт-диска: "ВОСПОЙТЕ И РАДУЙТЕСЯ" (2001г.), включивший избранные песнопения всенощной, Литургии и стихиры новомученикам и исповедникам Российским, и "ПАСХА ВЕРНЫХ" (2004г.), включивший песнопения Пасхи и избранные песнопения  Страстной седмицы.

ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ В ЖИЗНИ ХОРА

В январе 2003 года хору довелось впервые петь Божественную Литургию в московском храме святителя Николая в Пыжах, где особенно почитаются святые Царственные мученики, и приложиться к хранящейся там мироточивой иконе Государя  Николая Александровича, которая прежде, еще до прославления Царя, привозилась и в Санкт-Петербург. Святые Царственные мученики тихо, но неодолимо влекли к себе сердца больших и маленьких хористов, глубоко и таинственно входя в каждую жизнь. Это было великим сокровенным Божиим даром детскому хору, который, как и дар приобщения к древнему пению, на годы  определил его духовную и творческую жизнь.

В 2005 году хор впервые побывал в Екатеринбурге, в монастыре Святых Царственных Страстотерпцев на Ганиной Яме, где были сожжены Их мученические тела, удостоился петь всенощную и Литургию в самую ночь на 17 июля, когда, пройдя тесноту подвала Ипатьевского дома, Они в белых ризах предстали возлюбленному Христу. Незабываемой стала и ночная служба в Храме на Крови, нижний алтарь которого находится на месте "расстрельной комнаты" Ипатьевского дома. На этих Божественных службах звучали песнопения Царственным мученикам, написанные в традиции византийского осмогласия, которые вошли в первый компакт-диск (СD -1)  альбома "СЕ ЦАРЬ ВАШ".

С 2006 по 2011 годы на Царские дни хор неизменно бывал  в Екатеринбурге и снова пел за ночными службами  у великих российских жертвенников – в Храме на Крови и в монастыре на Ганиной яме; 18 июля, в день памяти преподобномученицы  Елизаветы Феодоровны и с нею пострадавших – архиерейскую Литургию в Алапаевске в монастыре Новомучеников и Исповедников Российских под открытым небом возле шахты, куда живыми  были сброшены алапаевские узники.

 Хор посетил и место заточения святой Царской семьи – г. Тобольск, где пел за Божественной Литургией в Софийском соборе, пережил сокровенные минуты в тех комнатах губернаторского дома, где жили Августейшие стастотерпцы...

По дороге в Тобольск хор останавливался  и пел в гостеприимных сибирских селах…

К каждому паломничеству по крестному пути Царственных страстотерпцев регентом хора Ириной Валентиновной Болдышевой создавались новые духовные песни на слова Сергея Бехтеева и других русских поэтов. Каждодневно, исполненные с детской искренностью, звучали они в концертах, часто – импровизированных, согревая и пробуждая сердца к покаянию и любви, притягивая и соединяя родные души.

Это еще один безценный Божий дар, ниспосланный хору, – радость встречи и молитвенное общение с православными людьми во время паломнических поездок, обретение братьев.

После Урала и Сибири хору довелось побывать в Крыму, в прекрасной, столь любимой Царственными мучениками Ливадии, и петь на престольном празднике Крестовоздвижения в дворцовой церкви, стоять на клиросе, на котором пели когда-то святые Царевны и Государыня Александра Феодоровна. Здесь Венценосная семья пережила свои счастливые дни. Здесь, в солнечной Ливадии, Государь надеялся жить со своей семьей после того, как "…поставленный в невозможность совершать по совести свое Царское служение, сложил с себя Царский венец" (Святитель Иоанн Шанхайский (Максимович)).

Наш город Санкт-Петербург, как столица Российской Империи, и его пригороды хранят в себе места, где Государь и его семья пережили многие скорби  и радости, таинственно приготовляемые рукою Божией к принятию мученических венцов: Аничков и Зимний дворцы, Петродворец, Гатчина, Царское Село…

Особое утешение для хора – петь за Божественной Литургией в Феодоровском соборе  и бывать с концертами в Александровском дворце и парке Царского Села. Здесь Царственные страстотерпцы провели большую часть своей жизни, здесь были дерзко подвергнуты беззаконному аресту, отсюда – увезены к Своей Голгофе. В 2007 году, в день рождения Государя 19 мая, хору выпала радость участвовать в торжестве открытия креста-памятника Царственным мученикам у Александровского дворца, а прежде – в день памяти прп. Серафима Саровского, 15 января, в залах дворца петь большой концерт, посвященный Рождеству и святой Царской семье.  Теплые молитвы ежегодно возносятся детьми и на Нижней Даче Петергофа – в Александрии, где 12 августа 1904 года родился Наследник Цесаревич Алексей и его святые сестры – Мария Николаевна и Анастасия Николаевна. 

Музыка большинства песен второго компакт-диска (СD - 2) "СЕ ЦАРЬ ВАШ", написана в течение 2006 и 2007 годов. Запись было трудно завершить, так как любовь к Царственным мученикам, молитва к Ним, чувство Их живого присутствия и Их милостивное благоволение рождали все новые и новые хоровые композиции.

Когда в июле 2007 года хор снова посетил уральскую землю, то привез с собой первые экземпляры, вышедшего перед самым отъездом, альбома «СЕ ЦАРЬ ВАШЪ» . Двухнедельная поездка прошла на одном дыхании: богослужения, радость молитвенного и простого человеческого общения с игуменом Феодосием и братией монастыря Святых Царственных страстотерпцев на Ганиной яме, приезжающими со всех уголков России и из-за рубежа паломниками: священниками, монахами, мирянами… Особой радостью для детей было слышать плоды своих трудов: каджый день песнопения этого диска звучали на весь монастырь, нежные детские голоса сливались с шелестом листвы березовой рощи.

Высота подвига святых Царственных мучеников, покаяние и живая любовь к Ним, благодарность за Их молитвенное предстательство пред Богом и чудесную помощь в скорбях и болезнях привлекает в эти дни тысячи паломников поклониться Царской Голгофе.

И каждый год снова – ни с чем не сравнимый дар – петь в ночь на 17 июля всенощную и Литургию на Ганиной яме; снова – архиерейская Литургия в Алапаевске, две ночные службы в Храме на крови и почти каждый день – Литургия… Паломничество к святым местам в окрестностях Екатеринбурга: в храм святого Цесаревича Алексея в селе Кашино, к чудотворной иконе Всецарица в Свято-Троицкий монастырь в селе Тарасково… Восхищающая дух красота безбрежных просторов  уральской земли.

Пока ехали в поезде, возвращаясь в Санкт-Петербург, дети, полные благодатных впечатлений, писали стихи. Вот одно из них, написанное 11-летней девочкой:

Поездка наша в Царские места

Была для нас как яркий, чистый свет.

И каждый ощутил в себе Христа,

И каждый этим светом был согрет.

 

  Святые Царственные мученики, молите Бога о нас!

 

 



* так в византийской певческой традиции именуется композитор, пишущий богослужебные песнопения в системе византийского осмогласия (вне церковного осмогласия богослужебных песнопений в византийской традиции не существует).

* *Святой преподобный Иоанн Дамаскин (около 680 – 777гг.)  – великий  богослов и гимнограф, который свел семивековое соборное творчество Церкви в единую совершенную певческую систему осмогласия, послужившую фундаментом всего дальнейшего развития богослужебного пения.

 

 

Новости сайта
Предстоящие события
Прошедшие события
Как помочь хору

Преподобный Иоанн Дамаскин.
Древняя арабская икона

Календарь
Поздравляем!
Просим помолиться
Обратите внимание
События



Деятельность хора не имеет коммерческой направленности.
Все паломнические поездки осуществляются на пожертвования.
Церковно-певческая школа во имя преподобного Иоанна Дамаскина
191025, Санкт-Петербург, собор Владимирской иконы Божей Матери
Владимирский проспект, д. 20, тел. 8 (812) 717-98-14
E-mail: kratima@mail.ru